Основное меню





Узорная тесьма.

В те давние годы в деревне Большое Аккозино Мариинско-Посадского района был хор» здесь любили петь. Составилась солидная программа, и возник вопрос — в чем выйти на сцену. Решили одеться так, как одевались в старину, в белые одежды. Промежуточные чуваши на пестрядь перешли позднее низовых, и в бабушкиных сундуках нашлось много хороших рубах и предметов украшения. Концерт прошел успешно, зрители были покорены не только песнями, но и костюмами хористов.

Волею случая посчастливилось и мне изучить до мелочей женское платье промежуточных чувашек конца XIX в.

На белых холщовых рубашках великолепная старинная вышивка, которую часто сопровождает домотканая тесьма. Красная или красно¬коричневая тянется по тулову. Тесьма на концах рукавов, по краю подола, в обшивке грудного разреза, на маленьком воротнике-стоечке. Для каждой детали рубахи — своя тесьма. На рисунке первый образчик шерстяной, такая тесьма шла по тулову спереди, по спине. Второй образчик тесьмы из тех, которыми обшивался грудной разрез. Третьему — место на подоле. Четвертым украшался конец рукава. Причем два последних, из-за особого способа оживлять тесьму выразительными узорными полосками, назывались тесьмой с «пропущенным», т.е. «сиктеруллё» (не лучше ли будет, если вместо мало понятного «пропущенный» просто скажем «сиктеруллё»?).

О разной тесьме в обиходе чувашей написали авторы альбома «Чувашское народное изобразительное искусство».

«В орнаментации старинной чувашской одежды (XVIII в.) применялись нашивки тонкой шелковой или шерстяной тесьмы домашнего изготовления, окрашенной обычно в темно-красный и темно-зеленый (оливковый) цвета. Тонкую шелковую тесьму ткали из шелка-сырца, что продавался бродячими торговцами в виде пучков — «пурдан тале». Пряли его чуваши сами. Для тканья употреблялись специально приспособленные станочки».

Шелковую тесьму промежуточные чуваши давно уже не ткали, поэтому ее не было на рубашках хористок. Но осталась жива узорная тесьма «шарад», как ее называют в Мариинско-Посадском районе.

Станок для тканья тесьмы — «шарад стане» маленьким не назовешь — это рама длиной 148—150 см. Один конец рамы снабжен ножкой — «стан ури», другим концом раму ставили на скамью или табуретку — «сак», «пукан». В середину заднего бруска станка вбит деревянный гвоздь — «вата пата», на него надевались петли основы тесьмы; напротив гвоздя, на переднем бруске рамы, находится устройство для крепления и натягивания основы тесьмы и самой тесьмы — «хивсе выране». В выдолбленное место вставляется деревянная планка — «хивсе»; принцип крепления основы показан на рисунке; на верхний брус рамы подвешен блок — «шалтарма»; на нем две ремизки — «кёрё»; вместо подножек две веревки, привязанные к палочкам ремизок — «кантра», роль берда выполняет деревянная лопатка — «калак»; уточную нить водит шпулечка (цевка) — «дёре», «шурё».

Мастерицу разыскали в деревне Кужмары Мариинско-Посадского района. «Анна больна, сходи к ней, не тяни», — сказали друзья.

Услышав слово «шарад», Анна Филипповна встрепенулась, порозовело ее лицо.

«Сколько я его ткала в своей жизни, — сказала она. — Перестали носить белое, и тесьма не нужна стала. Но я ткала, наведывалась за Волгу, к марийцам... Марийки покупали ее на пояса, они еще в белых рубахах ходят...»

Старик Савельев принес из амбара станок. Мы общими усилиями насновали небольшую основу, пробрали в ремизки 4 черные, 2 черные, 2 белые, 4 черные, 4 зеленые, 4 красные, 4 синие, 2 белые, 5 раз по одной черной и желтой нитке, а остальное пробрали уже в обратном порядке.

Анна Филипповна села ткать. В левую руку взяла цевку, в правую — лопатку, ноги сунула в петли из веревок. Левой ногой открыла зев, и прокинув уточную нить один раз, стукнула по ней лопаткой, сменив подножку, стукнула еще раз: и уточная нить стала началом тесьмы — ее опушкой. Затем она снова прокинула уточную нить, и, пристукнув лопаткой, довела ее до первой, опять сменила подножку и прибила уточину к уже имеющейся опушке.

Анна Филипповна работает играючи. Она и мне предложила поткать. Смотрела, поправляла, давала советы...

«Ты лопатку не вези к нитке, а ударь сильнее, прямо в зев, один и второй раз. Нитку утка не вытягивай, не оставляй длинной в зеве, а то края будут неровные, — это я запомнила. — Мы насновали края черными нитками и ткем черными. А вдруг мало их у тебя, может и на уток не хватит. Тогда ты, когда будешь сновать, первую и последнюю нитки в основе протяни белые. Только по одной белой с этого и другого края. И тки белыми!..»

И вот что у нас получилось. Черный «шарад» в продольную полоску, по краям пробежали белые и черные клеточки. Это получается тогда, когда все белые пробираются в первую ремизку, а черные — во вторую. По середине тесьмы черно-желтые поперечные полоски получились тоже только потому, что желтые все пять ниток пробирались в первую ремизку, а черные — во вторую.

Уже нам обеим не терпелось попробовать тесьму с узорными полосками «сиктеру». Они хорошо видны на рисунках, а на рисунке «сиктеру» идут по середине.

Пока готовилась еще одна основа, Анна Филипповна как-то жалостно пошутила над «сиктеру», называя их сиротками в семье разноцветных нитей. Снуют основу, а «сиктеру» проводят мимо ценовых колышков. Пробирают в ремизки — «сиктеру» всего лишь протаскивают между галевами. И все. Как будто с собой и за стол их не сажают. Для двух «сиктеру» вяжут два галева. Один конец привязывают к верхнему брусу станка, к их нижним концам привязывают железный старый ключ для натяжения.

Мы с Анной Филипповной сделали все как надо, пробрав «сиктеру» в подготовленные специально для них галева. Они неподвижны, и «сиктеру» тянутся по середине зева. Это нужно для того, чтобы нитку прокидывать и лопаткой ударять то над, то под «сиктеру».

Анна Филипповна увидела, что «сиктеру» тянется не по центру зева, а ниже. Быстро развязав узелок на верхнем брусе станка, подтянула галева и снова завязала.

Открыв зев, Анна Филипповна ввела цевку в зев, пронесла ее над «сиктеру», лопаткой тоже стукнула в нитки над «сиктеру», поменяв подножки, еще раз стукнула над «пропущенным», прибив уточную нить; второй раз цевка прошла таким же образом: удар лопаткой, поменяв подножки, ударила лопаткой второй раз; в третий раз уточная нитка прошла над «сиктеру», удар лопаткой над «сиктеру», но когда сменила подножку, удар лопаткой пришелся под «сиктеру». С этого удара Анна Филипповна водила цевку под «сиктеру», прибивала уточину, ударяя под «пропущенными». Когда были сделаны третья прокидка и удар лопаткой под «сиктеру», после перемены подножек удар лопаткой в уточину вновь был над «сиктеру».

И ничего особенного. Важно внимательно повторять этот нехитрый цикл, и появится привычка безошибочно и механически ткать. Вы будете вознаграждены, увидев посередине пояска бегущие строчки красных и белых клеток — удивительных «сиктеру».

Несколько лет назад станком заинтересовался тогда еще московский студент, ныне скульптор и автор памятника святому московскому князю Даниилу, Александр Коровин. Потом он ткал по-чувашски шерстяные мужские пояса, несколько станков сделал сам и подарил их одному из детских домов в Москве.




Fastory - Мода, дизайн, handmade, подарки, идеи и вдохновение

26 октября 2020

Fastory - Мода, дизайн, handmade, подарки, идеи и вдохновение